Введение безвизового режима с Китаем

3547
0

Введение безвизового режима с Китаем

 Кыргызстан и Казахстан ведут переговоры с Китаем о взаимном исключении визовых требований. Эту новость горячо обсуждают население, а эксперты высказывают свои опасения. Обеспокоенность прежде всего по поводу создания гражданам КНР условий, когда они смогут беспрепятственно заезжать в страны без прохождения обязательных на сегодня процедур.

Стоит напомнить, что 23 марта посол КНР в Кыргызстане Ду Дэвэнь на пресс-конференции сделала эмоциональное заявление об обиде, которое было сделано в ответ на замечания депутатов парламента КР о медлительности работы и присутствии коррупции при выдаче виз водителям, въезжающим в КНР.

«Рынок Китая всегда открыт для Кыргызстана…Так как товарооборот увеличивается, мы психологически и физически готовы оформить 5 тыс. виз в этом году. Мы очень стараемся и принимаем каждый день очень много [заявителей]. Дипломаты работают почти без обеда. Было бы хорошо, если бы человек заранее смотрел информацию на сайте и приходил подготовленным, тогда он меньше времени будет занимать у окна. Один человек может занимать 15 минут, за которые мы можем оформить 4-5.

Это несправедливо по отношению к дипломатам. Я обижена, дипломаты тоже обижены. Мы так стараемся, работаем без ночи, обеда, а в наш адрес говорят такие слова, оказывают давление. Надо понять, виза — это суверенитет государства. Посольство всегда готово помочь, оказать содействие расширению торгово-экономического сотрудничества между нашими странами”, – отметила Ду Дэвэнь.»

Так же в соседнем Казахстане готовятся к принятию соглашение с Китаем о взаимном освобождении от визовых требований. Планируется, что документ будет подписан главами внешнеполитических ведомств двух стран 18-19 мая в рамках государственного визита президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Китай.

О том, что Кыргызстан и Китай ведут переговоры о введении безвизового режима между странами, на заседании Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 3 мая сообщил  министр иностранных дел КР Джеенбек Кулубаев. Он пояснил, что данный вопрос рассматривался в ходе его встречи 27 апреля с главой МИД Китая Цинь Ганом:

«Мы обсуждали вопросы виз для наших граждан, в том числе для водителей грузовых машин. Также шла речь о возможном введении безвизового режима. Теперь наша сторона должна проделать работу. Будем исходить из того, какие предложения будут от нас, что скажут наши ведомства по поводу безопасности и другим вопросам. Но в целом Китай готов обсуждать и открыт к диалогу».

Часть депутатов заявила, что приветствует введение безвизового режима с восточным соседом, так как увеличится поток туристов в страну, а бизнесменам станет легче пересекать границу.

Вопрос получения виз в частности между Кыргызстаном и КНР осложнился в последние 10 лет. В дополнении закрытые из-за пандемии коронавируса в 2020-2021 годах границы были открыты только в 2022-м, и сейчас стороны пытаются возродить прежние обороты торговли и других видов сотрудничества, последствия которых сильно ударили по бизнесу и экономики. Депутаты парламента не раз заявляли о том, что водители-дальнобойщики не могут получить визы, за что критиковали Посольство КНР в Кыргызстане.

Конечно же в первую очередь за без визовым договором стоят экономические интересы. Власти Казахстана например давно имеют желание  расширить взаимодействие, товарооборот между странами путем введения «безвиза». Из-за кризиса последних лет правительства стран Центральной Азии ищут способы пополнения бюджета, и понятно, что связи с Китаем обеспечивают такую возможность. Как экономический партнер эта страна имеет большую долю во внешнеторговом обороте например Казахстана. Поэтому за данной инициативой в первую очередь стоят экономические причины.

Процедуру же обсуждения о введении «безвиза» с КНР общественности не раскрывают. Официальные стороны никаких сведений по этому поводу пока не предоставили

Но некоторые активисты уже выразили обеспокоенность по поводу возможных изменений, имея в виду аспект безопасности. Безусловно, что идет речь не только о обеспокоенности, а проявлениях отрицательной позиции такого новшества.

Такого рода договоров приносит массу неудобств и негативных последствий, например в России, а в частности Владивосток или Новосибирск из-за перенаселенности гражданами Китая уже становятся фактически китайскими городами. Но речь идет о большой и вместительной России с ее обширными сибирскими территориями, а для маленького Кыргызстана например, население которого в 200 раз меньше, это будет ощутимо. Нельзя забывать и историю Кыргызстана, когда среди населения наблюдалось усиление синофобии, из-за чего отдельные группы активистов устраивали проверки на предприятиях с участием китайских компаний или граждан, а на некоторые такие фабрики из горнодобывающей отрасли были совершены нападения. В 2019 году прошли протесты против строительства в Ат-Башинском районе Нарынской области логистического центра с участием инвестора из Китая. В итоге проект был заморожен.

Так же и в Казахстане как реакция на «бизвиз» прошли митинги, в Алматы 1 мая участники держали плакаты с надписями «Нет Китаю». А на митинге в Жанаозене 26 апреля было озвучено требование не подписывать обсуждаемое соглашение. Но и эти митинги не единственные.

Нужно отметить и о других недовольствах населения в Казахстане в 2016 году, где поводом для проведения митингов против земельной реформы стали требования о том, чтобы землю не продавали китайцам. И когда массовые протесты прошли в нескольких городах, власти вынуждены были отказаться от своих планов. Поэтому даже спустя несколько лет после этого общественность с недоверием воспринимает попытку сближения с Китаем и введение безвизового режима с этой страной.

Озвученные 1 мая в Алматы, Жанаозене требования – ожидаемая реакция граждан. Уже на следующий день после новости о возможном введении «безвиза» эксперты и представители общественности предрекали, что инициатива будет воспринята негативно. Сближение с ней люди воспринимают с опаской. И тому есть исторические, культурные и религиозные причины. Общество боится углубления экономического и культурного сотрудничества с КНР.

Кроме того, существует большой риск экономического и политического влияния Китая. Да и в целом, в последние годы преобладание финансирования от Поднебесной в регионе Центральной Азии привело к накоплению кредитов республиками региона. А опасно это тем, что расплачиваться за эти займы придется природными ресурсами, в том числе землей, то есть территориями стран.

Так же нельзя не учитывать и наблюдаемые в последние годы давление и репрессии в отношении мусульманских народов в Синьцзяне внесли свою лепту в формирование негативного восприятия Китая, например в казахстанском обществе. Потому что очень много этнических казахов переехало из КНР на историческую родину. Число таких бежавших на историческую родину, приехавших в Казахстан из Китая после 1990 года уже превысило 100 тысяч человек. И, конечно, они уже становятся своеобразной социальной силой. В последние годы они часто поднимают в социальных сетях тему судеб своих сородичей в Синьцзяне, нынешнего их положения там. И если Китай продолжит свою политику подкупа, а жадные власти продолжать торговать экономической свободой своих граждан и землями, то вполне вероятно усиление синофобии в обществе, которое будет иметь негативные безвозвратные последствия.

Латыфуль Расых

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here