Политика на Олимпиадах

90
0

Владимир Путин с дзюдоистами — чемпионами и призерами Олимпиады в Лондоне. 2 августа 2012

Политические акции в дни Олимпийских игр кажутся неожиданными и нелепыми. Но все вполне объяснимо. В мире идет борьба за эффективное использование пространства коммуникации. Число конкурирующих радио и телепрограмм, компьютерных сайтов и сетей – безмерно. А их клиентура – потребители – народ непостоянный и капризный. Но «источнику» хочется, чтобы к истокам информации прильнул, если не весь мир, то хотя бы 4 миллиарда слушающих и внимающих.Таких информационных пространств не так много. В их числе поле обсуждения событий предстоящих и проходящих Олимпийских игр. Отлично понимая это, политики стремятся использовать удачный случай. Другое дело, насколько ответственны и результативны такие действия.

В историю олимпийских игр вошли разные действия политиков. В том числе криминальные, зверские. Наверняка все помнят о теракте в олимпийской деревне на ХХ Играх в Мюнхене 1972 года. На памяти и разрушающая дуэль политических бойкотов Игр в Москве и Лос Анжелесе.

Опасность и безответственность таких акций своевременно понял избранный в 1980 году президентом МОК Хуан Антонио Самаранч. Это был топ-менеджер высшего класса, ЛПР – лицо, принимающее решение. Он предупредил, что разрушительные политические действия в олимпийском пространстве чреваты для инициаторов бессрочным исключением страны из олимпийского движения. Долгое время угроза действовала.

Вроде бы опасность политических акций понимали и организаторы Игр в Лондоне. Например, они разумно отказались от проведения эффектной всемирной эстафеты олимпийского огня. Учли, что на пути такой эстафеты накануне открытия Игр в Пекине вспыхивали непредсказуемые акции и демонстрации. Маршрут факела ХХХ игр был ограничен пространством Великобритании.

Но унять политиков невозможно. Слишком лаком кусок медиа-пространства.

Действия британских политиков в олимпийском пространстве начались не сегодня и не вчера. Вначале года группа британских парламентариев решила обратиться к правительству страны с особым требованием. Предлагалось сообщить Путину, что его появление в Лондоне не будет приветствоваться, если Россия не предпримет шагов по улучшению ситуации с правами человека. Имелось в виду отношение к делу Сергея Магнитского.

Конечно, у политиков могут быть свои интересы и свое отношение к опасному положению дел на ближнем Востоке. Является ли это основанием для отказа в визах олимпийским спортивным функционерам, атлетам и туристам из Сирии, Ирана и Сомали? И какова была бы ответная реакция рьяных арабских политиков?

Режим белорусского президента Лукашенко, мягко говоря, далек от принципов демократии. В ответ – политическое давление, вполне объяснимые санкции политиков Евросоюза. Но Лукашенко – активный спортивный деятель, председатель Национального олимпийского комитета Белоруссии. Формально он имел полное право шагать на параде во главе делегации. Парад открытия – пространство юрисдикции МОК. Политики играют на чужом поле?..

Политизация игр приводит к драматизации возможных сбоев и ошибок. По ошибке перед футбольным матчем подняли знамя не КНДР, а Южной Кореи. Команда выразила протест, отказалась играть. Устроители извинились. Матч состоялся. Вроде бы и делу конец. Ан нет – снова случился скандал на весь мир.

Организаторам пришлось ограничить число волонтеров – помощников в проведении Олимпийских игр. Отказали многим, в том числе российским энтузиастам. Сразу поднялся вопрос о дискриминации, о том, что российскую команду умышленно лишили преданных помощников и болельщиков.

А сколько возмущенных разговоров и заявлений вызвал фактически частный визит президента России Владимира Путина на соревнования любимых его сердцу дзюдоистов!.. Надо, правда, чувствовать разницу: Лукашенко не дал визу не МОК – это сделало британское правительство. У Путина, надо полагать, с визой проблем не возникло.

Налицо конфликт норм олимпийского и международного права. МОК – не правительственная делегация и применять санкции к политикам он не вправе. Но президент может предъявлять претензии к оргкомитету Игр, имеющему дело с политиками и властями страны. И, конечно, давать оценку политическим акциям в олимпийском пространстве.

Пойдет ли на это Жак Рогге? Проявит ли он себя, подобно Самаранчу, подлинным ЛПР, лицом, принимающим решения? Положение обязывает

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here